Доктор из города С., простите нас

На смерть Веры Васильевны Козел


Уверена, для многих серпуховичей это известие станет полной неожиданностью. Девять дней, как с нами нет Веры Васильевны Козел. Шустрые сайты, старающиеся стать первыми в бегах за информацией, эту печальную новость даже не заметили. Или не захотели. Что сайты. На отпевании Веры Васильевны и её похоронах не было ни одного представителя власти, только пара бывших чиновников. Руководство ЦРБ тоже не посчитало необходимостью отдать последний долг человеку, чьё служение медицине, здоровью исчисляется почти шестьюдесятью годами. Как-то разом забыли, кто дольше и успешнее всех возглавлял здешнее здравоохранение, кто реанимировал древние больничные корпуса и возвёл новые. Ни на чьём счету нет такого количества преобразований, как на её - Веры Васильевны Козел. Она из когорты тех медиков, которые пожизненно хранили верность клятве Гиппократа, и которым весьма не просто жилось в нынешнем прагматичном мире.

Перед похоронами выяснилось, что у Козел почти нет наград. Только звание «Отличник здравоохранения Российской Федерации». А я вспомнила, как она лишь тихо вздыхала, когда во вновь открывшийся городской ЗАГС приглашали семьи, отмечавшими круглые даты, а их с Петром Андреевичем (на ту пору известным городским хирургом из больницы им. Семашко), прожившими вместе 55 лет, позвать забыли. Сдаётся мне, сменившие Веру Васильевну на её посту новые правленцы от медицины, да и многие городские чины страшно завидовали тому авторитету и народной любви, который всю жизнь сопровождали её.

На похороны уникального доктора пришли простые люди, бывшие её пациентки, их дети, чьи жизни могли или закончиться, или вообще не начаться, не будь рядом такого врача - гинеколога, как Вера Васильевна. О том, какие она творила чудеса, можно написать тома книг. Только теперь уже поздно: некому будет рассказывать, да и не любила она говорить о себе. Это пациентки множили славу доктора, а молва - дело такое, у хорошей очень мощные крылья.

Я сама очень многим обязана Вере Васильевне, сердце щемит, долго от этой потери не оправлюсь… Но журналистский долг обязывает закрепить память о чудесном человеке, и я начинаю перелистывать свои блокноты, просматривать записи бесед с ней. Вела их с Верой Васильевной в разные годы, но, перечитав, поразилась, что всё, сказанное ею, не потеряло актуальности по сей день.

Встреча восьмилетней давности и вопросы, ей предшествовавшие

(Рука не поднимается повторять наши разговоры в прошедшем времени, потому оставляю всё так, будто они ещё не ушли в прошлое. Насовсем)

Давайте честно. Любим ли мы врачей? Я не про то, какую зарплату им отписало наше государство. Я именно про те чувства, которое испытывает практически каждый из нас, когда приходится обращаться за помощью к людям в белых халатах. Идём к ним, когда совсем уж прижало. А так терпим до последнего, лишь бы не попасть в поликлинические очереди или больничные палаты. И совсем не стало слышно высоких слов в адрес тех, кто нам жизнь спасает. Что случилось? Что изменилось вокруг? Почему медицина стала напоминать нерегулируемый рынок, на котором мы пытаемся купить себе кусочек здоровья? А если денег не наберётся? Разве не страшно? Страшно.

Ещё толком не знаю, с чего начну свой разговор с доктором. Переживаю, как перед редакторской планеркой. Но не перед ним, вообще-то весьма строгим шефом, перед Верой Васильевной всегда испытываю душевный трепет. Открываю дверь в кабинет, вижу доброе улыбчивое, несколько усталое лицо и успокаиваюсь. Постепенно разговор набирает обороты.

Вера Васильевна закончила Курский медицинский. Потом был Казахстан. И работа акушером-гинекологом в небольшой больничке станции Жана-Арка Карагандинской железной дороги. Но каждый раз с интересом слушаю о пережитых там молодой докторшей реалиях. В казахских семьях помногу детей. Потому ей ежегодно приходилось принимать до тысячи родов в год. Это к вопросу, сколько всего Козел приняла их за свою практику. Пытаемся вместе сосчитать и сбиваемся после 10 тысяч.

В Серпухове Вера Васильевна работает и живет с 1964 года. Сюда приехала с мужем, известным в Серпухове хирургом Петром Андреевичем Козелом. В городе как раз была нехватка акушеров-гинекологов и хирургов. Молодых докторов направили в больницу им. Семашко. Так Вера Васильевна оказалась в тамошнем родильном доме.

- А потом уже отстроили новый роддом на Ногинке. Меня позвали туда в 1972-ом заведовать родильным отделением. Однако реалии тех лет были таковы, что уйти из «семашки» просто так не могла. Я возглавляла в больнице партийную организацию. Предстоял отчётный период. Вот и отпустили только после того, как я отчиталась перед коммунистами. - Козел улыбается тихой улыбкой. А я решила, что экскурс в прошлое поможет подойти к непростым вопросам дня сегодняшнего. И мы снова говорим о тех, давних уже временах.

После отделения Вера Васильевна стала главврачем всего Ногинского больничного комплекса. А ещё двумя годами позже доктора пригласил в свой кабинет тогдашний председатель горисполкома Сергей Николаевич Кудряков: «Есть мнение, что вы должны возглавить ЦРБ».

-Я отказалась. Точнее занервничала, что-то не очень связное говорила. Мол, не смогу, семья, ребёнок, да и сжилась со своей нынешней работой. Акушерство и гинекология - это моё. А тут административная работа.

Кудряков выслушал и отпустил. Но вскоре опять позвал. Всё, говорит. Есть решение горкома партии, чтобы вы возглавили в городе и районе здравоохранение. Идите, вас ждёт первый секретарь ГК КПСС Саркисов.

Пошла к Саркисову. Он руку пожал и, не давая мне опомниться, говорит: во-первых, надо сделать то-то и то-то. Во-вторых, это и это. В - третьих, ещё то и это. Поняли? До свидания. Я домой пришла и в слёзы. Потом снова к Кудрякову. А тот даже не улыбается. Вы, спрашивает, хотите в Серпухове работать? Вот и работайте.

Она и работала. Кто не в курсе, это сразу после прихода на должность главврача ЦРБ Веры Козел началось и активное строительство медицинских объектов, и обновление уже существовавших. Ни один из больничных корпусов не имел до того центральной системы отопления. Только котельные на твёрдом топливе. Газификация больниц, строительство пятиэтажного корпуса на улице Форсса, подготовленная проектно-сметная документация на строительство ещё двух корпусов… (Не могу не сделать отступления. Заболев осенью прошлого года, Вера Васильевна как раз в этой пятиэтажке и оказалась. В коридоре. Здесь её и лечили).

Разговоры про гинекологию и не только

По горло загруженная хозяйственными, административными заботами, Вера Васильевна всё равно в любую свободную минуту ехала на Ногинку. Сама оперировала, ассистировала. Не упускала случая съездить на акушерско-гинекологические конференции в область, в соседние регионы. Благо горком разрешал. Понятное дело, что без указки партийцев не делалось ничего. Но и Саркисов, и Кудряков ценили медицинского руководителя, потому и оставляли Козел отдушину для души - любимую гинекологию.

Она никогда ей не изменяла. Авторитет Веры Васильевны в этой области здравоохранения непререкаем. С абсолютной уверенностью говорю, что равных в наших краях ей нет. И не только потому, что Вера Васильевна - уникальный диагност. Она чуть не единственный в городе доктор, не поставившая лечение женщин на поток. В каждой она видит именно женщину, которой обязательно надо помочь, не смотря ни на какие обстоятельства.

Так наш разговор плавно перетекает в область этики медицинской профессии.

- В России когда-то была едва ли не самая низкая гинекологическая заболеваемость. Впрочем, что за всю страну говорить. При мне за 11 лет руководства ЦРБ не было ни одного случая смертности ни от гинекологических заболеваний, ни при родах.. А теперь вы сами знаете, что происходит…

Увы, знаю. Так сказать и на собственной шкуре испытала. И от других баб понаслушалась такого, что рассказанное в голове не укладывается.

- Я не представляю, как можно неуважительно разговаривать с молодой ли девушкой, с пожилой ли дамой. С какой бы проблемой они не пришли. То, что пошли к врачу, уже хорошо. У нас ведь что к стоматологу, что к гинекологу не больно-то торопятся.

К врачам народ не торопится, потому что не встречает доброжелательности, медики разучились пациентам в глаза смотреть. Уткнутся в карту и пишут. А человек ждёт, чтобы не с бумагой общался доктор, а с ним. Ещё не секрет, что сегодня больные боятся поборов. Я не узнаю своих коллег. Не могу представить, что они ушли на зарабатывание денег. Особенно молодые врачи. Но ведь это так.

Уверена, многое зависит от организации работы, от контроля за ней. Посмотрите, какие рычаги: главврачи, начмеды, заведующие отделениями, главные специалисты, наконец. И что, нельзя заставить людей делать то, что нужно? Пусть я была плохая, но я всегда знала, где и что у меня происходит, кто опоздал на работу, кто спит во время ночных дежурств. Потому что ехала ночью в хирургический стационар, в терапию. Мои замы знали, что сделать это могу в любое время. И потому они сами без конца врачей, медсестёр контролировали.

Помню, как наводила порядок на «скорой». Смотрю, на работу с кошёлками идут, похоже, за грибами собрались. И ведь, действительно, поехали. Я им такие «грибы» потом устроила…

Не могла понять, почему врач объясняет на пятиминутке, вот, мол, умер больной, потому что патология такая. Должен был умереть. Как должен? А консультации собирали? А с более оснащёнными клиниками пытались договориться?

Сейчас старики жалуются, что на них внимания не обращают. Чего, мол, ходите, вам умирать пора, а вы людей от дела отрываете. Это ужасно. Дело врача лечить, спасать, любого, кто ещё дышит. И не брать на себя миссию Создателя, определяя, кому жить, а кому не обязательно.

Есть ещё золотое правило: поручил - проверь, как исполнено. А то нынче модно даже на самом высоком уровне говорить: я поручил тому-то и тому-то. Но что-то не заметно, чтобы исполнительская дисциплина крепла.

«Женская тема» и врачебная этика

Обсудив накипевшее, возвращаемся к «женской» теме. Спрашиваю у Козел, почему старшее поколение дам так неохотно идёт к гинекологам. И не переняли ли сию не лучшую традицию молодые.

- Ну, вы же знаете, что у нас в стране долгое время и секса-то не было. По крайней мере, фраза с того давнего телемоста давно стала своего рода классикой ханжества. Да что там высказывание какой-то дамы. У нас в институте не было такой дисциплины, как сексопатология. Я её изучать ездила, уже имея за плечами приличный стаж работы. Что о простых женщинах говорить. Они в слух о своих гинекологических проблемах стеснялись говорить. Хорошо, что молодёжь по-другому к ним относится. По крайней мере, к нам, гинекологам, девушки идут спокойно.

Но ведь и сами женские болячки помолодели? Уточняю на всякий случай известный факт.

- Конечно. Всё дело в том, что общение молодых людей сплошь и рядом начинается с секса. И в неприлично раннем возрасте. Старая акушерская школа предполагала, что самая нормальная половая зрелость у девушек наступает к 25 годам. Когда организм закончил полностью формироваться, и готов к родам. Нынче же полно абортированных молодых особ в 15, 16, 17 лет. Какое женское здоровье такое потянет. Число абортов вообще в разы выросло. Нас на коллегии Минздрава «стригли», если по статистике на одни роды приходились два аборта. Теперь, скорее всего, счёт один к десяти. Плюс неучтённые аборты, которые никак не проконтролируешь при наличии огромного числа частных врачебных практик.

Для меня направление на аборт до сих пор - ножом по сердцу. Если девушка стоит на своём, зову молодого человека, уговариваю. Решение такого плана должно приниматься обдуманно, совместно. Материнства потом может и не наступить. Как, впрочем, и отцовства. Ведь кто знает, может, судьба навсегда эту пару свела.

Не могу обойти при разговоре с Верой Васильевной и ещё одну не простую тему. Пройдя через роддома, женщины жалуются на поголовное невнимание к себе. Врача не дозовёшься, до медсестры не докричишься. Для неё и это не новость. Не в соседнем государстве живёт.

Рассказывает, как Мария Балуева, некогда заведовавшая «семашкинским» роддомом, обучала её, молодого врача. Женщину положено «вести» на протяжении всего процесса родов. Поступила, осмотри. Хоть намёк на возможные осложнения, доктор обязан находиться рядом и каждый час внимательно осматривать пациентку. Воды отошли? Опять осмотр. После родов Балуева всегда сама осматривала шейку матки, послед. Такой же практике учила и других врачей роддома.

- Роды - непредсказуемый процесс. Разве можно уйти, если в предродовой есть пациентка. Как всё пойдёт? Вдруг начнётся отслоение плаценты, плод не так развернулся…

Вера Васильевна в какой-то момент, что-то вспомнив, заулыбалась.

- В нашем деле о врачебной этике полагается постоянно помнить. Не стоит, к примеру, по телефону давать информацию о родах. Мало ли кто и с какой целью интересуется. Если только роженица сама даёт такое разрешение. Но и ей стоит аккуратно посоветовать, не спешить с рассказами.

Помню как одна дама, чуть оправившись, кричала из окна четвёртого этажа роддома пришедшему её навестить супругу. Мол, всё в порядке, только врачи 23 шва наложили после разрывов. Она явно преувеличивала, наверное, хотела, чтобы муж её состоянием проникся. А тот совсем ходить к роддому перестал. Женщина - в панику. Пришлось выяснять, где супруг работает. Звоню туда, мне к телефону новоявленного папашу приглашают. Спрашиваю, почему к жене не заглядывает, не поддерживает. А он - зачем она мне такая разорванная нужна? Другую найду. Пришлось объяснять, что жена не правильно его проинформировала о своём здоровье, что у неё все чудесно и уже вскоре никаких последствий не будет заметно. Живут по сей день, наверное, и не вспоминают о том анекдотичном инциденте.

И напоследок. Энное время назад инициативная группа во главе с неравнодушной Елизаветой Фёдоровной Рыжовой предлагала присвоить Вере Васильевне Козел звание «Почётный гражданин города Серпухова». Не случилось. Не помогла и гора собранных подписей. У депутатов горсовета свой расклад...

 

 

 

 

06 февраля 2015



Социальные комментарии Cackle
Бегом в киоски!
Злата Орлова
reklama







Яндекс.Метрика

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА
ЮЖНОГО ПОДМОСКОВЬЯ

142203, Подмосковье, Серпухов, площадь Князя Владимира Храброго, 88, офис 349
Рекламная служба:
Телефон: 8-4967-37-56-33 | Факс: 8-4967-38-03-10.
e-mail: oka-reklama@mail.ru

© 2015 Все права защищены и охраняются законом. Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ООО «Редакция газеты © 2015 Все права защищены и охраняются законом. Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения ООО «Редакция газеты «Ока-информ»». Запрещается автоматизированное извлечение информации сайта любыми средствами без официального разрешения ООО «Редакция газеты «Ока-информ». Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС1-50787 от 24 февраля 2005 года. Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+).