Детки в клетке

Марина Овсянкина
Источник: http://oka-info.ru/news/article/30747/

И.о. главного редактора - о ситуациях, когда психиатрическая больница становится спасением


Летом - даже таким странным - хочется думать и писать о хорошем. Но, просматривая сводку происшествий, понимаешь, что поводов для размышления больше, чем для радости. Пару недель назад мы писали о девушке Кристине из Серпухова, которая спрыгнула или упала с многоэтажки в Подольске, где гостила у своего интернет-знакомого. Кристина уже становилась героиней наших публикаций ранее, когда пропала на несколько дней из дому, а потом нашлась в столице. По версии тогда еще школьницы, её похитили и держали взаперти, но ей удалось вырваться из плена. Многие тогда поражались наивности мамы подростка, которая поверила в похищение и с жаром защищала дочь от нападок. И сразу - ещё одна история, уже из свежего номера. Девочка-подросток, которая ранее жила с отцом в Сибири, а недавно переехала к маме в Серпуховский район, ушла из дома. До этого она неоднократно предпринимала попытки самоубийства. Женщина поставила на уши отдел по работе с несовершеннолетними, те встормошили коллег с железной дороги, в результате беглянку сняли с московской электрички и, после осмотра врача-психиатра, отправили на принудительное лечение в подростковое отделение психиатрической больницы. Возможно, это не самое замечательное место, но оно совершенно точно лучше, чем яма под землёй. Медикаментозное лечение депрессии давно зарекомендовало себя как действенный метод, и только убожество наших психбольниц заставляет считать их чем-то постыдным и недопустимым.

Страшно, когда дети болеют или страдают по вине взрослых. Не менее страшно, когда они по глупости перестают дорожить жизнью, а у родителей не хватает смелости признать, что в семье что-то не так. Родители готовы впихнуть что угодно в определение "переходный возраст", надеясь, что это пройдёт само собой, перемелется, рассосётся, и сын, а чаще - дочь, однажды скажет им: "Я повзрослел и всё понял". Чаще так и бывает, но не всегда.

И тут ловишь себя на мысли, что у нас в принципе отсутствует система психологической помощи семье, детям и подросткам. Да, в каждой школе есть психолог, но для так называемого "трудного" или пребывающего в депрессии человека он, при всём уважении к профессии, - пустое место. Рассказать школьному психологу, что тебя никто не любит, родители достали нравоучениями, твой парень нашёл себе другую, потому что ты толстая? Лучше уж запереться в привычном пространстве интернета, в самых мрачных группах для самых несчастных людей. Кристина на момент первого происшествия училась в школе, где есть даже не один психолог. Разве это помогло? Раньше в городе существовал телефон доверия. Вряд ли там работали психологи экстра-класса, но одно важное условие этот ресурс выполнял - был анонимным и легкодоступным. Сейчас службу упразднили. Есть всероссийская "горячая линия", её номер стали распространять в школах после череды детских самоубийств. Я попробовала позвонить психологам утром, в то время, когда родители обычно уходят на работу, а дети остаются наедине со своими мыслями. Не дозвонилась. Может, кто-то отошел налить чаю, но в данном случае эти равнодушные гудки могут стать тем последним фактором, который лишит систему хрупкого равновесия. Не так просто найти в Серпухове и хорошего "кабинетного" психолога или психотерапевта, не говоря о том, что это довольно накладно в финансовом отношении. Один приём стоит от 1000 до 5000 рублей, в зависимости от раскрученности специалиста. Предложений много, но по-настоящему хороших психологов поди поищи. И родителям кажется, что логичней и надёжней потратить деньги на планшет для дитя, чем на мутную болтовню. Сами взрослели без всяких психологов, и дети обойдутся.

Каждый хочет быть сильным и видеть таким же своего ребёнка. Но сила не даётся по умолчанию, как красота. Её надо воспитать. И порой сила заключается в том, чтобы не делать вид, что ты сильный. Если ты упустил момент, когда помогают беседы, объятия и интересный досуг, если не очнулся, когда нужно тащить ребёнка к психологу, имей мужество признать, что лечение у психиатра - не самый плохой из оставшихся вариантов.

15 июля 2017